институт
региональной
экспертизы
Комментарии

Для чего Путин встречался с экс-губернаторами. И почему к президенту пригласили не всех «бывших».

Эксперты: Дмитрий Лобойко, Алена Август, Аббас Галлямов
28.05.2019
|
08:52

Президент встретился с вышедшими в отставку руководителями ряда субъектов Российской Федерации. Как сообщается официальный сайт главы государства, во встрече приняли участие бывшие руководители: Челябинской области – Борис Дубровский, Республики Алтай – Александр Бердников, Мурманской области – Марина Ковтун, Оренбургской области – Юрий Берг, Калмыкии – Алексей Орлов, Кемеровской области – Аман Тулеев.

Владимир Путин признал, что «у  нас уже сложилась такая практика за последнее время: я встречаюсь с руководителями регионов Российской Федерации, которые закончили свою работу в данном качестве».

«Кто-то переходит к другой работе, кто-то занимается каким-то своим любимым делом. Но, как правило, все коллеги, которые возглавляли регионы Российской Федерации, продолжают свою работу с учетом полученного опыта работы в регионе, своего жизненного опыта, продолжают работу в каком-то другом качестве, на другом уровне, а может быть, даже в других регионах или в Москве», - пояснил Путин.

По мнению опрошенных Институтом региональной экспертизы специалистов, у этой встречи – вполне определенные цели и задачи. И далеко не все их них лежат на поверхности.  В частности, далеко не все из бывших глав регионов были приглашены на встречу с первым лицом государства.

Встречи президента с экс-губернаторами - история многозадачная, пояснила эксперт по коммуникациям Алена Август. «Это и признание заслуг некоторых руководителей регионов, формирование отношения к власти как институту преемственности, «сигнал» для различных групп влияния о том, каково отношение президента к представителям тех или иных групп влияния - поверьте, есть люди, трепетно следящие даже за порядком рассадки на встрече. Отсюда - и приглашение, либо не приглашение некоторых «бывших». Кто-то после отставки, видимо, уже не столь нужен, а кто-то - не смог соблюсти политес», - пояснила Август.

 По ее словам, такие встречи в первую очередь дают понимание, что «какие-то слухи президент своим отношением и награждением пресекает, а какие-то подтверждает отсутствием фигурантов на встрече». «Не всем суждено «остаться в обойме» - для многих действующих губернаторов это тоже сигнал о том, что приветствуется, а что - нет. В целом госслужба - это порой своего рода айсберг, где многое неявно, но улавливаемо. Повышение прозрачности при отборе и принятии решений, на что направлены многие современные инициативы президента и АП, не отменяет долговременных традиций, которые некоторые эксперты предпочитают называть «нашей византией». Мы в этом плане, как и во многом, «с особенной статью», - подчеркнула эксперт.

Социолог, руководитель центра «Региональные исследования» Дмитрий Лобойко также утверждает: при обсуждении встречи президента  Владимира Путина с несколькими бывшими главами регионов важно обратить внимание на детали.

«Демонстрация преемственности в региональной власти, поддержание имиджа регионов, дань уважения и прочие объяснения, предлагаемые Кремлем и с готовностью транслируемые экспертами, на мой взгляд, лежат на поверхности, но не слишком важны в этой истории, если исходить из того, что Владимир Путин контролирует ситуацию в стране, а не занимается пустыми ритуалами», - пояснил эксперт.

По его оценкам,  есть несколько нюансов и отправных точек для понимания смысла этой и ей подобных встреч. «Во-первых, встреча состоялась с бывшими главами лишь шести субъектов федерации. Тем временем, парламентские выборы в сентябре этого года состоятся в 13 регионах, а выборы губернаторов в 16 субъектах федерации.  Во-вторых, выборы будут в пяти из шести регионов, представленных на встрече. В Кемеровской области, которую представлял Аман Тулеев, выборы уже состоялись в прошлом году. Значит, выбор гостей для президента не связан сугубо с выборами», - сказал Лобойко. В-третьих, напомнил он, «все принимавшие участие во встрече с президентом «эксы» до сих пор являются «политическими (да и экономическими) тяжеловесами» в своих регионах и, даже уйдя с должности, могут влиять на ситуацию на территории».

«Все они имеют серьезные интересы в своих регионах и представляют одну или несколько групп влияния, в том числе федерального уровня. В-четвертых, в каждом из шести регионов есть потенциал не только для общественного протеста, могущего влиять на электоральные процессы, но и для внутриэлитного противостояния», - добавил собеседник.

Эксперт полагает, что политическую систему России сейчас «укачивает»: «С одной стороны, система довольно устойчива и вряд ли у власти есть серьезные основания опасаться. Вместе с тем, систему сложно назвать стабильной, понимая, что эта категория подразумевает также развитие и внятное видение будущего. Устойчивость и стабильность - не одно и то же. Такое положение дел может устраивать новую номенклатуру, ориентированную сугубо на вертикаль власти. Но элиты, ориентированные на развитие и преумножение своих капиталов и влияния, это удовлетворять не может. Потому обостряется противостояние внутри федеральных и региональных элит за ресурсы, которых каждый год становится всё меньше. Рядовые избиратели могут наблюдать лишь эхо этих невидимых междоусобных войн: в СМИ, соцсетях, на редких выборах. Такие часто незаметные невооруженному взгляду столкновения элит региональных, в конечном счете, отражаются и на элитах федерального уровня. Особенно, повторюсь, в сегодняшних условиях сокращения ресурсов».

Именно поэтому, считает Лобойко, встречу с шестью влиятельными представителями элиты не самых стабильных регионов России следует рассматривать как работу по согласованию интересов и разрешению конфликтов различных групп. «Владимир Путин в данном случае отчасти выполняет роль медиатора, наделенного к тому же и правом вето, и довольно обширным инструментарием «принуждения к миру». Иными словами, встреча может говорить о том, что в России сейчас есть, по меньшей мере шесть регионов, где в региональной элите не найден консенсус, поиском и установлением которого вынужден заниматься лично Владимир Путин. Возможно, чтобы в результате запущенности не началась «цепная реакция» в других регионах», - резюмировал социолог.

Впрочем, политолог Аббас Галлямов полагает, что «никакого особого выхлопа, с точки зрения общественного мнения, такие встречи не приносят». «Поэтому проводит их президент, скорее всего, просто потому, что хочет послать сигнал аппарату: тех, кто остается мне предан, я не бросаю», - пояснил Галлямов.