институт
региональной
экспертизы
Комментарии

Эхо Болотной. Какими последствиями чреваты прошедшие в Москве протесты

Эксперты: Ярослав Игнатовский, Дмитрий Михайличенко, Илья Гращенков, Константин Калачев, Андрей Тихонов, Аббас Галлямов, Владимир Сошенко
29.07.2019
|
12:06

В минувшую субботу в центре Москвы прошла не согласованная с властями акция за допуск на выборы в Мосгордуму оппозиционных кандидатов. СМИ отмечают, что она стала рекордной по числу задержанных: по информации ГУВД Москвы, в автозаках оказались 1074 из 3500 участников митинга. Правозащитники из «ОВД-инфо» насчитали 1373 задержанных, из них 18 журналистов и 42 несовершеннолетних. Как минимум 25 человек при задержании получили травмы и около 150 граждан провели в отделениях полиции ночь.

По данным «Ведомостей», к обеспечению порядка силовики приступили заранее – в частности,  задержали бывших кандидатов в Мосгордуму. Главу совета депутатов Красносельского района Москвы Илью Яшина задержали и допросили в ночь с пятницы на субботу, а утром в субботу перехватили директора Фонда борьбы с коррупцией Ивана Жданова, экс-депутата Государственной думы Дмитрия Гудкова, муниципального депутата Юлию Галямину и юриста ФБК Любовь Соболь.

В середине дня правоохранители начали вытеснять протестующих в переулки, многих задержали. При этом полиция действовала очень жестко, дубинками. Так, муниципальному депутату Александре Парушиной разбили голову, она потеряла сознание и позднее была госпитализирована.

По мнению опрошенных Институтом региональной экспертизы специалистов, в рядах оппозиции наблюдается явный раскол.  Однако массовые митинги и жесткая реакция силовиков на них являются показательными.

Как заявил руководитель аналитического центра «ПолитГен» Ярослав Игнатовский, произошедшие несанкционированные митинги – важное событие в текущем политическом сезоне, хотя и локальное.  «Случившееся в субботу явилось следствием того сценария, который был изначально задан столичной мэрией. В этом сценарии не стояло задачи регистрировать так называемых «независимых» кандидатов, и сами кандидаты это тоже понимали. Они изначально и шли на столкновение с властями, и это столкновение случилось», - пояснил Игнатовский. По его словам, на улицу вышли активисты штабов самих же кандидатов и наиболее активная часть протестного ядра Москвы в целом - какой-то нищающий креативный класс, ставший прекариатом, понаехавшие, студенты, те, кого принято называть демшизой. «До болотных десятков и сотен тысяч пока не дотянули, да и масштаб протеста пока объективно меньше», - признал эксперт.

Он подчеркнул, что власть будет делать ставку на легитимизацию избирательной кампании, а оппозиционные кандидаты продолжат свою линию – говорить о массовых нарушениях прав и свобод человека в России: «Допуск отдельных кандидатов помог бы повысить легитимность кампании, уменьшив негативную информационную волну по отношению к мэрии. Уверен, что этот риск был просчитан, и решение принималось осознанно,  с высоким уровнем согласования. Надо посмотреть, как эта ситуация скажется на результатах голосования: если вырастет явка и добавится протестный электорат, и кандидаты от власти проиграют или их итоговые результаты окажутся значительно хуже социологических замеров, то, несомненно, это будет тактическим поражением мэрии и лично Сергея Собянина в будущей транзитной схватке за власть. Поражением в битве, но не в войне,  поэтому не стоит преувеличивать масштаб случившегося».

Протесты в Москве – это не чисто московская история, это общефедеральная тактика навальнистов, сдающих в избиркомы фальшивые подписи, чтобы не пройти регистрацию и по этому поводу протестовать, уверен эксперт Центра политического анализа Андрей Тихонов.

«Цель оппозиции – не участие в выборах, а делегитимизация избирательного процесса, поддержание негативного имиджа России за рубежом», - пояснил Тихонов.

По его словам, в рядах оппозиции наблюдается явный раскол: «Намечается две противоположных тактики. Навальный и его команда собираются и дальше раскачивать протест и совершать провокации, чтобы вынудить власть на силовой вариант. Эмигрант Ходорковский предлагает создать в Москве двоевластие. У протестующих нет явного лидера. Яшин и Соболь слишком эксцентричны, а Митрохин оттеснен на второй план, как и все «яблочники». Тихонов отметил, что  оппозиционеры не смогут рассчитывать на поддержку москвичей, поскольку не обладают авторитетом, «их электоральная база маргинальна и не может расширяться».

«Оппозиционеры это прекрасно понимают, поэтому работают на скандал. Митинговать им привычнее, нежели работать с избирателями. А разгромное поражение, которое ждало бы оппозиционеров, было бы для них слишком болезненным», - резюмировал Тихонов.

Прошедший митинг в Москве – это контрапункт, означающий представление власти о самой себе, утверждает директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков. «С середины нулевых мы наблюдали процесс массовой деполитизации, где формы борьбы за власть были смещены в сферу так называемых межэлитных договоренностей. Публичная политика была делегирована спектакулярным медиа, которые занялись симуляцией процессов, покрывающих тайные сделки. Сначала публичное пространство было сужено Володиным [председателем Государственной думы РФ. – Ред.] до «дворовой» единицы, а теперь оно оказалось суженным до личного пространства – атомизированно. Полицейские кордоны на Тверской как бы намекают атомам, что собираться вместе – значит нарваться на кристаллическую решетку», - пояснил эксперт.

Он отметил, что с 2005 года власть боялась «оранжевой» революции и каждый раз старалась самостоятельно ее придумать, а затем овеществить собственный кошмар: «Любое собрание людей на улицах она видела майданом, а если люди не собирались – власть переживала, что она что-то упустила, что он где-то есть, но она его не видит. Око Саурона нервно блуждало по просторам, а потом решило, что если оппозиции в России нет – ее надо придумать. Так скучнейшие выборы в Мосгордуму стали блокбастером благодаря расшатавшимся нервам команды Собянина. Гаубицы приведены в боеготовность и готовы ответить упреждающим ударом по всем воробьям. Атомы были призваны собраться вместе, пройти строевой смотр. Кто ты, власть? Что хочешь? Дай ответ. Не дает ответа».

Глава «Политической экспертной группы» Константин Калачев пояснил, что происходящее сейчас в Москве - это репетиция выборов в Госдуму.

«То есть нам предлагают заранее смириться, что в 2021-м к участию в выборах допустят только «правильных кандидатов». Принимая во внимание отсутствие позитивных тенденций в экономике, снижение социального самочувствия и социального оптимизма, электоральную усталость, рост количества недовольных, это рискованный выбор, который приведет к новой Болотной, только с другим уже составом участников и куда более решительным настроем», - пояснил Калачев. По его мнению,  «похоже, рефлексы берут вверх над разумом». «Говорил и продолжаю говорить - 2021 год может стать переломным в отношениях общества и власти. И перелом этот будет не в пользу власти. О чем сторонникам эволюционного пути развития приходится сожалеть уже сейчас. Добавить нечего. Разве что кого-то по итогам протестов могут привлечь к уголовной ответственности и лишить тем самым возможности баллотироваться в 2021-м. Но настроения в обществе все это не улучшит», - утверждает политолог.

Очевидно, что протест разрастается, подтверждает политолог Аббас Галлямов.  «Остановить его власти могут только с помощью силы. Но даже если они смогут подавить его физически, то голосование более лояльным из-за этого не станет. Протестная явка на выборах, скорее всего, будет очень высокой. Выиграть провластные кандидаты смогут только благодаря массовым фальсификациям. Считать после этого режим легитимным в глазах москвичей можно будет только с большой натяжкой», - уверен эксперт.

Руководитель Института региональной экспертизы Дмитрий Михайличенко заявил, что насилие – это последний инструмент политики, в том смысле, что его применяют в последнюю очередь. «Полагаю, ситуация с не допуском так называемых оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму принесет немало имиджевых издержек для власти. Равно как и для политологов, убеждающих всех в том, что «ничего серьезного не происходит». Полагаю, доверие и тем и другим снизится. Причем существенно», - пояснил Михайличенко.

Если комментировать ситуацию с точки зрения политического прагматизма, то, несомненно, действия властей (здесь я не разделяю ответственности по ветвям и уровням власти) понятны и предсказуемы, полагает эксперт. «Уровень социального недовольства и протеста таков, что иные средства уже не действуют. Имеющиеся инструменты размывания протеста и социального недовольства работают не столь эффективно, даже несмотря на то, что этому уделяется огромное внимание.  Хочется верить, что власть извлечет уроки из сложившейся ситуации и направит масштабные усилия для купирования негатива. Для этого нужен диалог с обществом и жесткое пресечение чванливости и излишеств со стороны властных субъектов. Екатеринбургский кейс и позиция Владимира Путина по Грузии показала, что у руководства страны достаточно не только твердости, но и гибкости», - резюмировал Михайличенко.

Как пояснил ведущий аналитик Института региональной экспертизы Владимир Сошенко, социальное недовольство в регионах России находится на достаточно высоком уровне. «Об активной фазе протеста можно говорить только в Москве и, отчасти, Санкт-Петербурге. В остальных регионах протест носит ситуативный характер. Полагаю, что будущее состояние социального недовольства и протеста будет зависеть, прежде всего, от социально-экономической ситуации в стране и регионах. Если власти не пойдут на уступки и не увеличат расходы на социальную сферу и экономическое благополучие населения, социальное недовольство, и как следствие, протест будут возрастать. Также очень много будет зависеть от действий силовиков, в том числе и полиции. Пока же мы видим, что они скорее мультиплицируют, нежели нейтрализуют протест», - заявил эксперт