институт
региональной
экспертизы
Аналитика

Как политический протест может стать социально-экономическим

Эксперты: Дмитрий Солонников
09.08.2019
|
09:20

Активность протестного движения будет явно нелинейной в ближайшей перспективе. Но чтобы эту динамику оценить, нужно посмотреть на составляющие ее элементы. Если мы говорим об акциях в Москве и, в меньшей степени, в Петербурге, то можно прогнозировать следующий сценарий.

Нынешняя волна будет идти на спад, что собственно, мы уже и видим на примере прошедших недель. На сегодня задачи всех сторон решены. Протестующие показали свои мобилизационные способности, отрепетировали вывод на улицы протестующих масс с созданием массовых беспорядков, перекрытием движения по улицам, драками с полицией и Росгвардией, строительством баррикад и т.д. Есть понимание, как конструировать правильные картинки, и как их дальше транслировать в медиа, и за рубеж, и по социальным сетям у нас. Самое главное -  участники получили реальный опыт боевого столкновения и задержания. Это важный элемент тренинга. Дальше будет движение по опробованным условиям, что не так страшно.  Месяц будет взят на передышку и на подготовку. Акции полностью не сойдут на нет, но останутся в латентном поле.

А дальше - сентябрь. Время назначенной Рябиновой революции. После 8 сентября будет объявлено о фальсификации результатов выборов. При этом не только в Москве, хотя она и останется главным центром. И вот тут задача будет вывести на улицы максимальное количество натренированных бойцов и сагитированных участников. Это будет вторая волна, к которой реально и готовятся. Она и есть цель.

Но политический протест имеет свои ограничения по числу участников. Его можно подогревать и раскачивать, но, в конце концов, если власти его купируют, он выдыхается. Как было в 2010 – 2011 годах. Только если власть заигрывает с протестующими и сама видит в них союзников для каких-то больших раскладов, ее могут переиграть, как это было на Украине.

В нашей ситуации такой вариант невозможен. Тренинг прошедших массовых мероприятий был использован обеими сторонами. Так что опыт блокирования распространения протеста есть и власти, и она им, конечно же, воспользуется. Особого  потенциала для расширения протестного поля здесь нет.

Требования зарегистрировать ряд оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму страшно далеки от жизненных проблем подавляющего большинства жителей страны. Ни фамилии этих кандидатов никому ничего не говорят, ни пафос протеста не вызывает никаких позитивных эмоций. Все это представляется как буря в стакане с дорогим виски, который пьют и московские власти, и их противники, тогда как все остальные довольствуются иными напитками... Вопрос в том, выйдет ли протест из чисто политической сферы в социальную? И вот это уже действительно серьезно.

Падение доходов домохозяйств продолжается пятый год, а дальше перспектива все хуже и хуже. Правительство никакого рывка сделать не в состоянии. Все, что говорит и требует президент, уходит в пустоту. Национальные проекты буксуют и явно уже не справляются с ролью драйверов экономического роста. Монетарная политика Центробанка и Минфина остается предельно жесткой, что ведет к сокращению малых и средних предприятий, стагнации реального сектора. Программы социальной помощи малоимущих не успевают за темпами роста их числа. Все больше и больше людей вымывается из категории среднего класса, все большему числу требуется государственная поддержка, не для развития, а для выживания. И это на фоне предложений продолжения вывоза средств из страны с вложением их и зарубежные активы, что лоббируют финансовые власти страны, что советует МВФ. И это на фоне введения новых и новых санкций против российских кампаний, повышения рисков работы на международных финансовых рынках.

В итоге начинается подготовка мнения о неизбежности очередной девальвации рубля, росте цен и ускорении падения доходов. При этом статистика неумолимо демонстрирует рост доходов крупнейших банков и состояний российских миллиардеров. При этом никаких перспектив улучшения ситуации в нынешней парадигме развития у властей нет. А что-то менять пока никто не собирается. Соревнования прогнозов идет только по линии -  кризис наступит в 2021 году или уже в 2019, рубль упадет на 30% или опять в два раза, срежут поддержку регионов или федеральные социальные программы.

Все это повышает риски роста уже социального протеста. С нынешним московским он не будет иметь ничего общего, и потому для властей будет заметно опаснее. Если он начнется, то тогда его география не ограничится Садовым кольцом и даже городами-миллионниками. У него не будет режиссеров, с которыми можно договариваться, или которых можно изолировать. Он не будет иметь волнообразную траекторию от одной даты к другой. Раз начавшись, он будет только расти, пока не приведет к радикальной смене правил социально-экономической жизни страны. Или, по крайней мере, к смене элит, эти правила декларирующих.

Сейчас такого социального протеста нет. Но именно он и имеет реальный потенциал роста напряженности в стране, и именно на него у властей нет технологий реагирования. Так что, пока не началось, все спокойно.

 

Дмитрий Солонников, политолог, директор Института современного государственного развития