институт
региональной
экспертизы
Аналитика

Почему все российские мэры – в «группе риска»

Эксперты: Владимир Слатинов
01.07.2019
|
16:21

В нынешней российской политико-управленческой системе борьба с коррупцией не носит системного характера, а ведется по принципу «слабого звена». То есть под антикоррупционный «молот» попадают те чиновники, кто в силу тех или иных обстоятельств стал жертвой политических, ресурсных или иных баталий более сильных и влиятельных игроков. В этой логике мэры российских городов превратились в наиболее вероятных кандидатов на роль «слабого звена» - отсюда такое количество и разброс историй про их карьерный рост либо попадание под следствие, что представило нам исследование КГИ.

В самом деле, мэр города, особенно региональной столицы, да еще избранный населением, по определению является ресурсным соперником губернатора, даже если не проявляет политических амбиций. Стартовавшая с 2014 года (хотя процесс шел и раньше) активная замена всенародно избранных мэров на сити-менеджеров и избираемых депутатами глав городов («конкурсные мэры») не меняет этой фундаментальной закономерности. В значительной части регионов при уходе от модели всенародных выборов губернаторы навязывают городам в качестве руководителей лояльных людей, часто это бывают их заместители, отсюда родилось любопытное явление – «заместитель губернатора по областному центру». В этом случае острота противоречий, как правило, спадает, но не факт, что через некоторое время логика ресурсного соперничества не возьмет свое, а лояльность может быть поставлена под сомнение. Кроме того, губернатор может смениться (а ротация здесь в последние годы была крайне интенсивной), и для нового руководителя региона «заместитель по областному центру», оставшийся от прежнего, становится не нужен и даже опасен. Ему нужен свой «заместитель». Эта закономерность сегодня особенно видна, когда в регионы заходят «молодые технократы».

Иначе говоря, ресурсное соперничество губернаторов с мэрами – объективный структурный фактор, так что использование антикоррупционных инструментов для давления, а если необходимо – и устранения конкурентов – вполне естественно. Понятно, что главы регионов ближе к силовикам и имеют пусть ограниченную, но реальную возможность с ними договариваться. О повышенном внимании к муниципалам – в том числе. Но даже там, где нет «губернаторского» фактора, может действовать простой – «силовой». Правоохранителям надо демонстрировать результаты антикоррупционной борьбы, российское законодательство часто требует от руководителей городов действовать в поле нечетких и противоречивых норм, а поскольку преследование мэра с политической точки зрения – дело менее хлопотное, чем, скажем руководителя региона (хотя и последние тоже превратились в объект активных «разработок»), то превращение муниципального уровня в «слабое звено» для антикоррупционных дел стало свершившимся фактом.

На мэрах сошлось сразу несколько неблагоприятных факторов – губернаторское внимание и давление, отсутствие (у значительной части градоначальников) мощных лоббистов, способных защитить от силового преследования, противоречивость законодательства, упрощающая задачу «разработки» для силовиков. И поскольку серьезных изменений на данных направлениях не предвидится, избрание на должность мэра, по-прежнему, означает попадание в «группу риска».

 

Владимир Слатинов, эксперт Института гуманитарно-политических исследований, доктор политических наук