институт
региональной
экспертизы
Комментарии

Программный текст или тонкий троллинг? Почему статья Владислава Суркова стала бомбой для политистеблишмента и медиасообщества

Эксперты: Ярослав Игнатовский, Александр Чернявский, Илья Гращенков, Сергей Водопетов, Николай Евдокимов, Константин Калачев, Роман Ларионов
12.02.2019
|
15:02

В понедельник, 11 февраля, в «Независимой газете» была опубликована статья помощника Президента России Владислава Суркова «Долгое государство Путина», в которой тот охарактеризовал современную Россию как государство нового типа, вернувшееся к своему естественному состоянию великой общности народов.

«Оформившееся в целом к середине нулевых, оно пока мало изучено, но его своеобразие и жизнеспособность очевидны, – считает помощник президента. – Стресс-тесты, которые оно прошло и проходит, показывают, что именно такая, органически сложившаяся модель политического устройства, явится эффективным средством выживания и возвышения российской нации на ближайшие не только годы, но и десятилетия, а скорее всего и на весь предстоящий век».

Статья Суркова вызвала широкий общественный резонанс и самые разные оценки в экспертных кругах. Институт региональной экспертизы попросил ведущих  экспертов дать свою оценку тексту, который некоторые уже назвали «программным».

 

В поисках смыслов

 

Политолог, руководитель аналитического центра «ПолитГен» Ярослав Игнатовский полагает, что Владислав Сурков «напомнил о себе». «Делает он это редко, но метко. Сурков по-прежнему ставит актуальные вопросы о будущем страны на философско-интеллектуальном уровне, нацеленном на их обсуждение в политическом истеблишменте страны. Речь идет о формировании дискурса в общественном мнении. Надо признать, что ему, судя по возникшей реакции, это вполне удается», – сказал Игнатовский.

По его словам, Сурков крайне интересно и смело ставит в своей статье ключевой вопрос – что будет дальше? «Он действует от противного – в условиях, когда все обсуждают ожидаемые перемены, Сурков утверждает, что система, которую построил Владимир Путин, будет с нами навсегда», – сказал Игнатовский. По его мнению, текст не привязан к конкретной дате: «У Владислава Юрьевича очень сильно развита интуиция. Думаю, что текущий политический момент способствовал появлению этой статьи».

Игнатовский отметил, что в текстах Суркова все «привыкли искать вторые и третьи смыслы»: «Учитывая долгое нахождение в системе власти самого Суркова и истеблишмента, от лица которого он говорит, скорее всего, он выражает желание действующей элиты зафиксироваться в истории, в преддверии возможной трансформации режима в ближайшие несколько лет».

Предложения поменять либерально-демократические ценности на корпоративизм и авторитаризм не новы, признает глава «Политической экспертной группы» Константин Калачев. «Путинизм – не теория, путинизм – практика. Попытки описать его как самостоятельный интеллектуальный феномен в контексте европейской и российской политической философии интересны, если они носят прикладной характер. Для этого Сурков слишком велеречив и вторичен. Остальное все уже написано. Похоже на простую попытку напомнить о себе. Не самую удачную. Наше население на -измы и -логии уже не клюет. Боюсь, что мало, кто Суркова, в принципе, поймет. Простоты изложения не хватает. Предыдущая статья быстро канула в Лету. От этой тоже долгих кругов по воде я бы не ждал. Политическая философия путинизма – тема, конечно, интересная. Но для будущих историков. Вневременные идеи, лежащие в ее основе, сформулированы задолго до Суркова», –  сказал Калачев. По его словам, «самое любопытное, что текст Суркова раскрывает его представления о Главном читателе». «Что, если он в этом своем представлении прав? Вот о чем надо задуматься», – говорит политолог.

 

Настроения в элитах

 

Ведущий аналитик «Института региональной экспертизы» Николай Евдокимов полагает, что статья Владислава Суркова заставляет задуматься о нескольких принципиальных вещах, достаточно наглядно характеризующих нынешние настроения в умах российской элиты, к которой Сурков, безусловно, принадлежит.

«Статья «Долгое государство Путина» не является принципиально новой с точки зрения трансляции смыслов. Она вполне гармонично ложится в концепцию «суверенной демократии» или прочих вариантов «управляемой демократии», активно транслировавшихся российскому обществу с 2005 г. Суть и тогда и сейчас одна – идеологическая легитимация де-факто авторитарного режима, попытка обосновать его как наиболее приемлемый для развития российской политической системы вариант. При этом и тогда и сейчас Сурков, обвиняя «классическую демократию» в лицемерии, апеллировал к российскому историческому опыту, то есть фактически конструировал один из вариантов российского консерватизма», - пояснил Евдокимов. Во-вторых,  по оценкам эксперта, статья в «Независимой газете» довольно отчетливо дает понять, что нынешняя элитасчитает настоящей угрозой. «Эта угроза – западные ценности во всем многообразии этого понятия. Полагаю, что здесь наиболее ярко проявляется разрыв автора с российской действительностью. Одна из главных претензий населения к власти вообще, и Путину в частности, в последнее время состоит в том, что необходимо, наконец, отвлечься от международной повестки и повернуться лицом к внутренним проблемам. Статья Суркова наглядно демонстрирует, что власть этот сигнал не слышит, по-прежнему, как и лет десять назад, смещая повестку во внешнеполитическую плоскость», – отметил Евдокимов.

Основной вопрос, который возникает при ознакомлении со статьей Суркова: «Почему она опубликована именно сейчас?» – отмечает эксперт. «Общее настроение статьи как никогда диссонирует с настроениями в современном российском обществе. Уровень доверия к власти едва ли не самый низкий за последние годы. А вся концепция Суркова делает ставку на «глубинный народ», что можно понимать как народ, живущий одними чаяниями с властью, принимающий и понимающий ее. Как это все может соответствовать страшному отчуждению власти и общества в сегодняшней России, решительно непонятно», – резюмировал Евдокимов.

 

«Государство Путина»

 

Аналитик Института региональной экспертизы Сергей Водопетов считает, что статья Владислава Суркова – своеобразное переосмысление под текущие реалии концепции «Москва – третий Рим».  

«Текст пронизан идеями исторической исключительности России, необходимости участия в общемировых процессах, особенном пути развития. Ключевой фигурой государства, по мнению Суркова, является президент – параллель между Иваном III Великим и Владимиром Путиным не случайна. На протяжении большей части своей истории Россия ассоциировалась с сильным лидером, который держал все бразды правления в своих руках. Мысль Суркова заключается в том, что на текущий момент подобным лидером является Владимир Путин, и только он сможет определить правильный вектор для страны», – пояснил Водопетов.

По его оценкам, важным моментом статьи Суркова стало позиционирование Владимира Путина по отношению к государству: «По его мнению, теперь Россия стала «государством Путина», а лейтмотивом этого высказывания является зависимость страны от конкретной личности. Проводя, как и Сурков, исторические параллели, в этой связи можно вспомнить лозунги «государство Ленина», «государство – это я» Людовика XIV и так далее. Непонятным выглядит упоминание идеи путинизма – в общественном сознании, подобные аналогии связаны с политикой вождизма, авторитарностью режима (сталинизм, маоизм и т.д.). Сурков пишет, что, в принципе, другие политические элементы, кроме президента, государству не нужны, так как Владимир Путин понимает нужды населения – «общество доверяет только первому лицу». Эта фраза, исходя из текста, и является основной идеологией концепции путинизма. Более четкого понимания новой концепции автор не дает».

Водопетов полагает, что для внешнеполитического направления не случайна первая фраза статьи «Это только кажется, что выбор у нас есть» – явная отсылка к Мюнхенской речи Владимира Путина, после которой активизировались тенденции к конфронтации со странами Запада.

«Сурков строит свою позицию, исходя из идеи, что Россия и Запад являются антагонистами. Если российская модель государственного устройства «честная», то американская – ее полная противоположность. США представляется автором как государство, которое навязывает свою модель жизнедеятельности другим, при этом имея внутренние проблемы. В Америке – «светлые миражи демократии – иллюзия выбора, ощущение свободы, чувство превосходства и прочее». Также автор уверяет, что американская политическая система недемократична. Подобные выпады в адрес США выглядят логичными, исходя из текущей информационной доктрины РФ по отношению к Западу, но они направлены, в первую очередь, на отвлечение внимания от внутриполитических проблем России – у них все хуже, ведь «Америкой недовольны все, в том числе и сами американцы». У российского государства, наоборот, как не мог не упомянуть автор, наблюдаются положительные тенденции, так как присутствует «сильная», понимающая и уважающая народ власть», – утверждает эксперт. По его мнению, опубликованная Сурковым статья не является программой к действию: «Скорее всего, посредством материала власти пытались определить текущие настроения граждан – было затронуто много тем и весьма поверхностно. Документ является своеобразным заявлением о намерениях, вынесенных на суд общественности. И главное –  остается открытым вопрос, благодаря каким шагам Россию ждет долгое и счастливое будущее? Понимание, почему «государство Путина» будет долгим, статья так и не дала».

 

 

Прежний курс или транзит власти?

 

Ведущий эксперт Центра политических технологий Роман Ларионов полагает, что Владислав Сурков достаточно точно описал основные характеристики сложившегося в России политического режима, а также основные проблемы, с которыми столкнулся сейчас западный мир: «Как это свойственно языку автора, текст имеет яркую, аллегоричную стилистику и даже некую претензию на философичность. Однако, если говорить о содержании, то серьезных новаций в дискурс он не внес. Автор справедливо констатирует сложившееся в России корпоративистское государство, о чем уже неоднократно говорили и политики (в том числе и сам автор), и эксперты разных уровней и в разных терминологических парадигмах».

По словам Ларионова, несмотря на многие признаки «расшатывания» сегодняшнего российского государства (снижение рейтингов власти, отдельные случаи электоральных побед системной оппозиции), можно согласиться с автором в его оценке того, что режим по-прежнему прочен. «Однако весьма спорным представляется тезис о том, что «его выход на полную мощность далеко впереди». Напротив, представляется, что впереди у нынешнего режима большие риски, связанные с неизбежным транзитом власти. Не исключено, что этот транзит удастся осуществить безболезненно, и на смену нынешнему популярному президенту придет сопоставимая фигура, способная если не повторить успех, то, по крайней мере, стать полноценным преемником, сохранив политический курс внутри страны и на международной арене. Мировая практика показывает, что это вполне возможно. Но все же больше примеров история подбрасывает обратных – режимы, схожие с нынешним российским, не часто могут пройти испытание сменой первого лица», подчеркнул Ларионов.

 

Мемы от Суркова

 

Сложно понять, чем руководствовался Сурков при написании этой программной статьи, признает директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков. «То ли желанием вернуться в систему, но уже не администратором, а идеологом, мыслителем (определенный вакуум идей ощущается). А может, это был порыв, в принципе, он человек поэтичного склада и вполне мог написать эту заметку на какой-то волне. В общем, что тут гадать? Гораздо интереснее другое, что статья эта абсолютно постмодернистская. «Глубинный народ», «путинская Россия» – это все очень ироничные мемы, которыми Сурков забавно играет, апеллируя то к древним грекам, то к современникам. По сути это статья – ироничное переосмысление старого, если бы он написал ее в Германии в 30-е гг., ее можно было бы назвать «программным заявлением», но в России и в 2019 году – это стеб и троллинг, но весьма тонкий. Настолько, что люди весь день совершенно серьезно обсуждают данные тезисы, кто восхищенно, а кто с пеной у рта. Это говорит о том, что дискурс в стране в упадке – выродился стараниями Киселева и Соловьева, и даже Сурков сегодня – острый и свежий», – заключил Гращенков.

Сурков – один из немногих деятелей власти, которым еще интересна тема государственной идеологии, говорит политолог Александр Чернявский. «Он уже писал на эти темы раньше, и материалы вызывали определенный интерес общества. Статья в «Независимой газете», на мой взгляд, является не слишком удачной попыткой оправдать нынешний курс Кремля. Фактически Сурков позиционирует себя как сторонник особого пути Великой России и пытается объяснить это с помощью аргументов, которые мы не раз встречали у других сторонников этой концепции. Возможно, во времена крымского консенсуса это бы и «прокатило», но в нынешней ситуации выглядит немного странно. Народ больше волнуют проблемы выживания, чем останется ли Россия в лиге сверхдержав», – сказал эксперт.

Профессор РУДН Владимир Иванов утверждает, что программная статья Суркова сразу же вызвала заметный эффект в российском обществе и медиасреде, но преимущественно негативный. «Так, Дмитрий Песков подчеркнуто дистанцировал позицию  Суркова от Кремля. В сети поднялась волна травли и высмеивания отдельных положений статьи, поддержанная некоторыми медийными деятелями культуры и шоу-бизнеса. Несмотря на то, что статья вызывает неподдельный интерес и содержит ряд убедительных тезисов, тем не менее, только ленивый не стал ее критиковать и указывать на недостатки и явные бреши в аргументации», – сказал Иванов.

Так, по его словам, бросается в глаза весьма поверхностный анализ – в большей степени, чем в предыдущей знаменитой программе Суркова «суверенная демократия». «На этот раз автору явно не хватает ни конкретики, ни убедительной аргументации. Но, похоже, это и не являлось целью статьи. Автор «рисует» максимально широкими мазками, не вдаваясь в детали. Отсчет ведется от государства Ивана Третьего, где уж тут вдаваться в текущие колебания рейтингов доверия и электоральные результаты в отдельных субъектах Федерации! Таким образом, по жанру статью можно отнести скорее к философии истории и политической философии», – указал Иванов.