институт
региональной
экспертизы
Комментарии

Регионам поставили задачи. Почему новая система оценки эффективности территорий подверглась критике экспертов

Эксперты: Антон Рудаков, Михаил Большов
26.02.2019
|
12:15

Минэкономразвития определило показатели, которые должны быть достигнуты регионами, для выполнения поставленных президентом России Владимиром Путиным задач. По информации «Ведомостей», для оценки задачи по сокращению уровня бедности вдвое в министерстве предложили разделить регионы на три группы: где за чертой бедности проживает 10% населения (13 регионов), 20% (59 регионов) и выше 20% (13 регионов). При этом первая группа должна снизить уровень бедности до 3,5–5%, вторая — до 5,1–9%, а третья — не меньше чем в 2–2,5 раза.

Для того, чтобы инвестиции достигли 25% ВВП России в 2024 году, они должны вырасти на 6,2% в Новосибирской области, в Санкт-Петербурге и Москве — на 6,1%, а в Сахалине и Ненецком автономном округе — на 4,6 и 4,1% соответственно.

При этом сильнее всего увеличить производительность труда должны Чечня и Ингушетия. Москва должна будет создать больше всего высокопроизводительных мест (свыше 2 млн в год) и увеличить занятость в малом и среднем бизнесе (более 3 млн человек ежегодно).

Издание указывает на то, что методика оценки касается выполнения 14 из 15 ключевых показателей эффективности (KPI), а оставшийся показатель — доверие населения региона президенту и губернатору — разрабатывают в администрации президента.

По мнению опрошенных Институтом региональной экспертизы специалистов, теоретически речь идет о вполне позитивной инициативе. Однако на практике предложенная система ключевых показателей эффективности может дать сбой.

Как пояснил гуманитарный технолог Константин Барановский, на первый взгляд, разумный подход – поделить регионы на несколько групп, по определенным критериям.

«Но дальше начинается какая-то административно-плановая экономика 2.0. Например, регионы с уровнем бедности больше 20% должны уменьшить количество бедных в 2-2,5 раза. Благое дело! Только, наверное, регионы полны бедными не из-за лени населения или недоработок регионального начальства, а вследствие определенных обстоятельств. Конечно, есть субъективные факторы, но есть и вполне объективные. Но их нужно проанализировать, а не просто ставить плановое задание», - пояснил эксперт.

По его словам, «с Чечней и Ингушетией еще веселее – им поставлена задача повысить производительность труда». «А ничего, что эти регионы – одни из самых неблагополучных по безработице в России: 8,3% в Чечне и 8,9% в Ингушетии? Не говоря уже о том, что поставленные пред регионами планы не подкреплены никакой помощью и ресурсами из федерального центра. Фактически регионам предложено выкручиваться самим – а до этого они чем занимались? Да тем же самым!» - сказал Барановский. Впрочем, по его словам, есть позитив – план, поставленный федеральным центром, по достижению параметров которого будут судить о работе губернаторов, «может подстегнуть некоторых из них, тех, кто привык только жаловаться на плохие обстоятельства и не предпринимать никаких действий».

«Чтобы ответить на вопрос, чего больше принесет эта инициатива, пользы или вреда, давайте посмотрим на сам термин «ключевых показателей эффективности». Кажется, что все «современные руководители» знают, как установить для своих сотрудников KPI и как оценить по ним их результативность. Но можно ли по этим KPI определить, хорошие менеджеры работают в компании или плохие?» - задается вопросом  заместитель директора Института политики и технологий Михаил Большов.

Он рассказал, что «читал различные исследования о KPI для менеджмента, одно из последних говорит, что факт достижения KPI отражает успешность сотрудника на 10%». В большей степени успешность менеджера зависит от внешних факторов – от удачи, констатировал эксперт.

«Если следовать логике, хороший руководитель всегда будет на верхних строках рейтинга эффективности. Но согласно тому же исследованию, проведенному компанией «Экопси Консалтинг», под эту категорию попадает 10% тех самых «успешных» респондентов. Остальные хаотично перемещаются по шкале рейтинга. Коэффициент 0,1 свидетельствует не о достоинствах или недостатках руководителя, а скорее о том, насколько им везло или нет в течение этих трех лет с выполнением плана. Иными словами, основной вклад в выполнение плана по KPI вносит удача, случайность, а не талант или эффективность сотрудника», - пояснил Большов.

Он признал, что не исключен вариант, при котором  ради достижения KPI руководители министерств и ведомств пойдут на различные ухищрения, лишь бы их отчеты соответствовали требованиям «борьбы с бедностью». «Начнется торжество бумажек над бумажками. Будет ли от этого толк? Сомневаюсь.   Систему KPI планируют ввести в качестве инструмента для борьбы с бедностью, о которой в своем послании Федеральному собранию говорил президент России Владимир Путин. Но нужно понимание промежуточной цели.  Например, стимулировать руководителя выполнить поставленную цель. Установленный KPI будет своеобразной морковкой, за которой побегут регионы, вернее чиновники и власть. Возможен ли тут побочный вариант в виде «приписок на местах»? Не исключено», - отмтеил собеседник.

По его мнению, если будет важно избавиться от неэффективных руководителей и за счет этого добиться поставленных результатов, то нужно устанавливать четкие правила игры для каждого отдельного региона и назначать осуществимые планы: «Сама по себе инициатива хорошая, Вот только что мы получим в итоге, сможем благодаря ей передохнУть от складывающейся ситуации или передОхнуть, будет зависеть от реализации плана на местах».

Адаптируя известную фразу, новые методы оценки воспринимаются как «ложь, наглая ложь, ключевые показатели эффективности», заявил руководитель проекта «Судебный индекс: политюристы» Антон Рудаков.

«Не только эксперты, но и непосредственные исполнители в региональных правительствах, с которых будет спрос, воспринимают новый подход с некоторым недоумением. И это совсем не из-за консервативности или не желания работать. К сожалению или счастью, государство - это не завод по производству жизненно важных лекарств, по бухгалтерскому балансу которого можно вывести формулу успешности ведения дел. «Прорывные технологии, рост инвестиций, рост экономики, повышение производительности труда» так и останутся словесными мантрами, не имеющими ничего общего с реальным состоянием кошельков граждан и уж тем более, с их социальным самочувствием», - резюмировал Рудаков.