институт
региональной
экспертизы
Комментарии

Страна нуждается в ответах. Почему прямая линия с президентом по-прежнему востребована среди россиян

Эксперты: Антон Хащенко, Ярослав Игнатовский, Денис Батурин, Михаил Гундарин
21.06.2019
|
10:27

Накануне, 20 июня состоялась традиционная прямая линия с президентом России, во время которой любой желающий имел возможность задать вопрос Владимиру Путину. В ходе общения с главой государства поднимались такие важные для страны вопросы, как состояние медицины, экологическая ситуация, реализация национальных проектов, экономическая ситуация в стране и геополитический расклад.

Путин также говорил о проблеме низких зарплат, падении доходов, пенсиях. Поднимались темы «мусорных» тарифов, льготной ипотеки, обсуждалась зарплата чиновников, болевые точки в российском здравоохранении.

По мнению опрошенных Институтом региональной экспертизы специалистов, прямая линия продолжает оставаться актуальным форматом коммуникации. Однако в этот раз не обошлось без новаций.

Политический консультант, генеральный директор аналитического центра «ПолитГен» Ярослав Игнатовский заявил, что у нынешней прямой линии был «более мобилизующий, менее расслабленный формат». «Следует признать, что  формат с каждым годом становится более интересным, красиво упакованным», - отметил эксперт. Включение блогеров в мероприятие Игнатовский считает «перебором», потому что «базовый электорат Путина – это бюджетники, пенсионеры, матери, находящиеся в декрете, военные». «Поэтому вопросы от блогеров показались мне несколько искусственными – мне кажется, это самая слабая часть прямой линии», - считает эксперт. Сильной частью Игнатовский назвал все вопросы, связанные с национальными проектами,  социальной сферой, а также попытку в прямом эфире выяснить реальное положение вещей.

«Отдельно отмечу, что президент несколько раз признал свою вину. Завершающим аккордом стала история о женщине, чья записка была потеряна. Это признак того, что идет рефлексия лет, проведенных во главе страны», - признал собеседник.

Как пояснил политолог Антон Хащенко, несмотря на звучащую критику,  можно констатировать, что формат прямой линии не исчерпал себя, а напротив, показал собственную жизнеспособность. «Что касается участия блогеров, то здесь налицо попытка организаторов «линии»  выстроить диалог с этой аудиторией. Получилось или нет - покажет время. Но мне не очень понятно, чем условный житель города N  отличается от условного блогера R, кроме того, что для друг друга это люди из разных сред. И тот, и другой – представители народа», - пояснил Хащенко.

Политолог Денис Батурин подтвердил: прямая линия как проект себя не исчерпал. «Есть вопросы к формату, особенно заметно это было на позапрошлой прямой линии, когда наблюдалось состояние дискомфорта главы государства. «С прошлой линии начался эксперимент с форматами. В линии-2019 использован новый формат. Был большой первый тематический социальный блок с малым количеством вопросов. Приоритет был отдан темам, а не вопросам - материальное положение и здравоохранение. Одним словом, начали с базовых потребностей, что одновременно хорошо и плохо: власть видит проблемы, но и проблемы при этом реальны. Большое количество сюжетов, при этом длинная история с касатками вызывает вопрос о нужности этой истории  в формате прямой линии», - отметил Батурин.

При этом признал эксперт, остались без внимания такие резонансные темы как строительство храма в Екатеринбурге. «Самыми сильными вопросами прямой линии стали вопрос об ответственности президента за ситуацию с коррупцией (дела Захарченко и Арашукова), и вопрос о том, за что президенту стыдно», - подчеркнул политолог. Он указал на то, что «ни один другой глава другого государства не проводит в течение стольких лет ничего подобного». «Это говорит о готовности президента России говорить с гражданами  и желании граждан вести прямой диалог с президентом. Трудно себе представить Дональда Трампа в формате прямой линии на фоне его противостояния с «глубинным государством», или прямую линию Макрона на фоне протестов «желтых жилетов», - заключил Батурин.

Заведующий кафедрой РГСУ Михаил Гундарин указал на то, что, с одной стороны, формат прямой линии испытывает кризис -  просто потому, что используется уже давно. 

«Попытки обновить формат с помощью привлечения блогеров, использование разнообразных видеожанров, вообще, повышенное внимание к визуальной стороне происходящего помогает не сильно. С другой стороны, по-прежнему огромен интерес к тому, что скажет Путин. Организаторами великолепно проводится идеологема «никого, способного принимать важные решения и отвечать за страну, кроме президента у нас нет». В этом смысле что ж экспериментировать, если формат, старый или новый, работает. Больше верят Путину или меньше, выше  рейтинги его прямой линии или ниже, это забавы для политтехнологов. А то, что никто в России не способен  повторить мегауспех четырехчасового шоу - стало еще очевиднее. Ну, нет таких ни в политике, ни на эстраде - как  бы демонстрируют нам организаторы», - отметил эксперт.

 Что же до содержания, то, по его словам, оно было вполне традиционно - видно, что президенту интереснее говорить про внешнюю политику и военные вопросы. «Видно, что он искренен в желании помочь людям. Что не боится своих эмоций и острых тем. Но! Изменится ли что-нибудь кардинально? Увы. Это было бы чудом. А ТВ-шоу - это все же иллюзия», - резюмировал Гундарин.