институт
региональной
экспертизы
Аналитика

Тишайшее управление: политическое послевкусие семи лет губернаторства Г. Полтавченко

Эксперты: Ярослав Игнатовский
11.10.2018
|
12:59

 

Вот и закончилось семилетнее губернаторство Георгия Полтавченко, одной из самых неоднозначных политических фигур современного Санкт-Петербурга. Это событие вызвало как среди петербуржцев, так и среди экспертного сообщества в целом позитивные оценки и высокие ожидания от появления новой кандидатуры градоначальника, который сможет вернуть столице исключительное положение в политико-географической конфигурации власти в стране и статус современного европейского города. Возможно, Полтавченко и не оставил значительного следа в истории Северной Пальмиры, однако семь лет – это значительный срок, требующий рефлексии. Как, теперь уже экс-губернатор, управлял Санкт-Петербургом и какое наследство он оставил – эти вопросы, наверное, еще долго будут волновать жителей Петербурга и экспертов. На эту тему размышлял политолог Ярослав Игнатовский.

 

Бакинский петербуржец

 

Напомню, что Георгий Полтавченко был назначен исполняющим обязанности губернатора Санкт-Петербурга 22 августа 2011 г., а затем по представлению Президента России Дмитрия Медведева его кандидатура была поддержана депутатами ЗакСа – из 50 депутатов 37 проголосовали за него, 5 высказались против. И 31 августа 2011 г. у Санкт-Петербурга официально появился новый градоначальник, сменивший на этом посту Валентину Матвиенко, которая перешла в Совет Федерации по его рекомендации.

 

Назначение было несколько неожиданным. Назывались кандидатуры Дмитрия Козака, Сергея Нарышкина, Александра Беглова, Игоря Шувалова и даже Александра Жукова. Кадровая рокировка отражала политику Кремля – важные решения принимались закрытым кругом лиц, и они зачастую слабо коррелировали с обсуждаемыми в экспертной среде вариантами. Тем более экс-полпред президента в ЦФО был на хорошем счету, не отличался конфликтностью и мог устроить петербургские элиты как компромиссная фигура. Несмотря на то, что Георгий Полтавченко не родился в Санкт-Петербурге, он с полным правом считался членом «питерской команды». Лоялен Владимиру Путину, имел опыт работы в спецслужбах, в явных скандалах не замечен, обладает твёрдым и выдержанным характером. Валентина Матвиенко, на которую у Кремля были свои виды, оставила пост губернатора в благоприятное время для развития и с весомыми достижениями. За 8 лет ее работы удалось увеличить бюджет города с 77 млрд руб. в 2003 г. до 405 млрд руб. в 2011 г., перерегистрировать в городе крупные федеральные компании, «прописать» ПМЭФ, завершить крупные инфраструктурные проекты (строительство Кольцевой автодороги, защитных сооружений от наводнения, открытие морского пассажирского порта). Новому губернатору надо было взять всё хорошее и продолжить эстафету.

Появление Георгия Полтавченко жителями города было воспринято настороженно, но в целом нейтрально. Впоследствии отношение к нему стало ухудшаться, что было обусловлено как негативными тенденциями в социально-экономическом развитии Санкт-Петербурга, так и конкретными его действиями и высказываниями.

 

Георгий Тишайший

 

Стиль управления нового губернатора резко контрастировал с его предшественниками. Так, Владимир Яковлев формировал у общественности имидж простого и крепкого хозяйственника, подражая Юрию Лужкову из Москвы. С самых первых дней своей работы он стал заниматься проблемами городского хозяйства в противовес «светскому» стилю Анатолия Собчака. Имиджмейкеры сделали из него своего в доску губернатора с закатанными по локоть рукавами, на равных разговаривающего с чернорабочими и учителями. Ставленница Москвы Валентина Матвиенко вычурно позиционировала себя как «хозяйка города», пользовалась прямой поддержкой Владимира Путина, отличалась энергичностью, решительностью и настойчивостью, но всех этих качеств у нее было с избытком. Для неё Санкт-Петербург должен стать красивым современным городом, не считаясь с историко-культурной спецификой, удобством для горожан. Это не всегда нравилось петербуржцам.

Георгий Полтавченко с самого начала прослыл человеком непубличным, закрытым и набожным. Строгие костюмы, отсутствие эмоций, тщательно выверенная речь, отстраненное отношение к публике и камерная атмосфера стали его визитной карточкой. Эксперты в унисон отмечали недостаточное его участие в публичном процессе. Имидж формировался стихийно, в администрации признавались тогда, что целенаправленно никто им не занимался, отдавая предпочтение конкретным делам, повседневной и часто рутинной работе. Однако с самого начала Георгий Полтавченко взял за правило общаться с жителями через личный Twitter-аккаунт, в котором делился новостями, впечатлениями, отвечал на вопросы, поздравлял, благодарил за идеи. Медийного запала хватило до мая 2013 г., когда он забросил эту работу. Сложилось впечатление, что он вел затворнический, граничащий с отшельническим, образ жизни. Начиная с 2014 г., с момента своего избрания губернатором, эта тенденция стала проявляться все больше и больше. Петербуржцам нужен был человек, который бы объяснял, что в городе происходит, почему он всё больше отстает от Москвы, всё больше провинциализируется, перестает быть похож на ту жемчужину, которую мы любим. А этого люди не дожидались, поэтому социологические замеры показывали низкую информированность о работе губернатора, даже больше – отсутствие какого-то мнения о нём вообще. Такое отшельничество не способствовало узнаваемости и поддержке губернатора, поэтому критика стала звучать практически сразу после назначения. Недоступность информации о политическом лидере сказывалась на уровне его легитимности.

 

Скандальные истории

 

Практически с самого начала своей работы на посту губернатора Георгий Полтавченко стал попадать в сомнительные истории, которые негативно повлияли на его имидж в долгосрочной перспективе. Сильное недовольство общественности губернатор навлек на себя высказываниями о жлобстве петербуржцев во время визита Дмитрия Медведева в октябре 2012 г., когда недовольные транспортным коллапсом горожане сигналили кортежу и показывали вслед визитерам неприличные жесты. Губернатор связал случившееся с их невоспитанностью и завил, что не ожидал от людей такого жлобства. После чего с легкой руки простых жителей за Полтавченко закрепилось прозвище «губернатор-жлоб».

Отдельной главой идут взаимоотношения Георгия Полтавченко с футбольной общественностью города. Учитывая сильные футбольные традиции Санкт-Петербурга, о которых он не мог не знать, ряд его высказываний вызвал резкое неприятие и агрессивную реакцию болельщиков. Например, он не исключил, что может обратиться к жителям Санкт-Петербурга и попросить их принять участие в достройке многострадального футбольного стадиона, стоимость возведения которого колеблется по разным подсчетам от 43 до 50 млрд рублей. Вокруг этой стройки, которую и так задержали на 7 лет, было раскрыто множество коррупционных схем и скандальных историй. Или в прошлом году перед матчем «Зенит» – «Ахмат» губернатор позволил себе вместе с главой Чечни Рамзаном Кадыровым и спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым выкрикивать кричалку «Ахмат – сила!»

В 2013 г. активисты движения «Диссернет» обнаружили в кандидатской диссертации Георгия Полтавченко «Механизмы взаимодействия государства и предпринимательства в условиях обеспечения экономической безопасности» заимствования из 12 источников в 152 из 194 страниц.

Губернаторская немногословность и недоступность сами по себе приковывали внимание публики к его высказываниям и приводили к тому, что всё, что он делал или говорил, тщательно изучалось под микроскопом.

 

Сомнительные инициативы

 

Будучи человеком религиозным, Георгий Полтавченко в силу своего статуса возглавлял попечительский совет Русского Афонского общества, при нём распространённой практикой стали паломнические поездки чиновников на Святую Гору. В местных СМИ за религиозность его прозвали афонским губернатором, а в моду в скором времени вошли общегородские крестные ходы, которые заменили собой матвиенковские карнавалы и празднества. С 2015 г. РПЦ неоднократно и настойчиво просила передать Исаакиевский собор, на что губернатор отказывался и затягивал решение проблемы. И только после встречи патриарха Кирилла с Владимиром Путиным в декабре 2016 г. было получено принципиальное согласие на передачу собора Церкви, где и так проходило по 600 богослужений в год. Инициатива вызвала бурные протесты горожан и различных инициативных групп в виде сбора подписей, митингов, пикетов, организации референдума. Вопрос сам собой утих, хотя после отставки Георгия Полтавченко митрополит Петербургский и Ладожский Варсонофий пообещал поднять тему принадлежности Исаакиевского собора.

Не менее негативная история связана с решением Топонимической комиссии Санкт-Петербурга в июне 2016 г. присвоить безымянному мосту через Дудергофский канал имя героя Российской Федерации Ахмата Кадырова. Это вызвало возмущение местной общественности и федеральных оппозиционных политиков, последние не упустили возможности пропиариться на этой теме.

В августе 2017 г. Марсово поле было исключено из списка общественных мест для проведения митингов. С этим связана публичная нелюбовь Георгия Полтавченко к протестной гражданской активности – при нём Санкт-Петербург регулярно попадал в федеральные сводки новостей о жестких разгонах акций протеста с сотнями задержанных. Так, на последней массовой акции «Дожить до пенсии» от штаба Алексея Навального 9 сентября было задержано 600 человек – половина от всех задержанных по России. И вообще возросший уровень протестной активности не мог остаться незамеченным в Москве.

Подобных инициатив, бросивших тень на Георгия Полтавченко, было с лихвой, но они не умаляют основных достижений его губернаторской семилетки.

 

 

Семь знаковых достижений

 

Как лаконично отметил Владимир Путин 3 октября на судьбоносной встрече с Георгием Полтавченко, Санкт-Петербург при нём изменился к лучшему.

 

  1. Стадион. Наконец-то был достроен стадион на Крестовском, символ коррупции и чиновничьего разгильдяйства.
  2. Метро. Специально к Чемпионату мира по футболу город получил «Адмиралтейскую», «Бухарестскую», «Международную», «Беговую» и «Новокрестовскую» станции метро, а ещё второй вестибюль «Спортивной». Хотя, например, за семь лет мэрской деятельности Сергея Собянина в Москве было открыто 60 новых станций.
  3. Небоскреб. При нём был завершен другой амбициозный проект – строительство крупнейшего в Европе небоскреба «Лахта-Центр» высотой 462 метра, который возвышается над исторической панорамой и выступает ядром деловой активности города. В своё время он раздражал многих градозащитников и экологов, сегодня градус недовольства снизился.
  4. ЗСД. В рамках государственно-частного партнёрства построен Западный скоростной диаметр – магистраль, которая связала напрямую север, центр и юг города. С 2016 г. проехать Петербург можно всего за 20 минут. Общая стоимость проекта составила свыше 200 млрд рублей, правда, ежегодно бюджет города выплачивает оператору магистрали миллиарды рублей компенсации из-за недополученной прибыли, отказываясь предоставить детали концессионного соглашения. Вообще транспортно-логистическая отрасль при Полтавченко получила импульс – строились развязки, мосты, реконструировались набережные и магистрали. Хотя, по нашим опросам общественного мнения, транспортные проблемы стояли на первом месте по негативному восприятию деятельности губернатора.
  5. Сохранение ОКН. Уменьшилось количество градостроительных скандалов, связанных с объектами культурного наследия. В своей первой официальной речи Георгий Полтавченко в 2011 г. поставил задачу сохранения и развития исторического центра Санкт-Петербурга. По крайней мере, в публичную плоскость непопулярные решения не выносились, хотя скандалов было достаточно (дом купца Рогова, дом Зыкова, пристройки Левашовского хлебозавода).
  6. Сохранение бюджета. За всё время губернаторства Полтавченко бюджет Петербурга вырос на 20% – в среднем на 3% в год. Это немного по сравнению с временами Матвиенко, но надо понимать, что тучные годы закончились, выросли дефицит и объем социальных обязательств. Среди расходов – финансирование инвестиционных проектов.
  7. ПМЭФ. Именно при Полтавченко активизировалась работа мировой площадки для диалога между представителями власти, бизнеса, экспертных и научных кругов по наиболее острым проблемам развития глобальной экономики и международной политики. Количество участников в 2015 г. перевалило отметку в 10 тыс. человек из более чем 120 стран мира. Инвестиционная активность Санкт-Петербурга была высоко оценена в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата, в котором он занял 4 место в нынешнем году.

У Полтавченко получилось не столь яркое и богатое на плоды губернаторство, за это время город не стагнировал в развитии, но и не воспользовался возможностями для роста, как, например, Москва. Ощущение застоя не покидало многих петербуржцев, а надежды на изменения сменились разочарованием и недовольством, которые продолжались вплоть до его отставки.

 

Политические мотивы

 

Разговоры об отставке Полтавченко стали возникать практически с момента его назначения. Пожалуй, он был одним из немногих губернаторов, об уходе которого было столько слухов.

В сообществе политических экспертов распространено в целом единое мнение, что отставка Полтавченко стала отражением реакции Кремля на острую политическую ситуацию, связанную с выборами губернаторов Приморья, Хакасии, Владимирской области, Хабаровского края. А точнее неумением проигравших губернаторов выстраивать диалог с общественностью в изменившихся условиях серьезного падения авторитета политических лидеров и институтов. 8 сентября 2019 г. должны состояться выборы губернатора Санкт-Петербурга, и неумение и нежелание Полтавченко заниматься публичной политикой, выстраивать диалог с местными элитами могли аукнуться серьезным провалом. Тем более, что итоги парламентских выборов 2011 и 2016 гг. (35 % за «Единую Россию» в 2011 г. и 40 % в 2016 г.) вкупе с крупными акциями протеста и громкими нарушениями при голосовании не добавляли устойчивости действующей власти. Да и сам Полтавченко в 2014 г. одержал победу на губернаторских выборах в условиях зачищенного электорального пространства и отказа в регистрации своему реальному оппоненту – Оксане Дмитриевой из «Справедливой России».

Неумение самостоятельно выстраивать публичную политику, недопонимание, каждый раз возникающее между городской администрацией и Законодательным собранием, протестный активизм горожан и особенности стиля управления – все эти факторы предопределили президентское решение сменить губернатора Санкт-Петербурга.

 

Новый лидер – новые перспективы

 

Новый градоначальник вряд ли сходу понравится петербуржцам уже в силу их особого генетического кода или менталитета. А, может, это, действительно, и не нужно. Но чтобы заслужить одобрение, достаточно полюбить город и его обитателей. И проявить это через уважительное общение, равный диалог, открытость и внимание к людям. Свою системность, лояльность федеральной власти конвертировать в ощутимые преимущества для развития Санкт-Петербурга.

 

Ярослав Игнатовский

Политический консультант, генеральный директор аналитического центра Polit Generation.

Цитирование без ссылки на первоисточник запрещено.